Конференция
для профессионалов
в ИТ и здравоохранении
е-здравоохранение
стандартытелемедицина
инфраструктураМИС
ЕГИСЗэффективность
инфобезопасность
кадрыправо
автоматизация
30 НОЯБРЯ 2017
Москва
Поделиться с коллегами Поделиться с коллегами

Какая ИТ-ПОМОЩЬ нужна МЕДИЦИНЕ?

Новости

27.01.2014

ИКС № 01-02 2014
Автор:  Наталия КИЙ, главный редактор, Журнал "ИКС"

Информатизацию здравоохранения трудно отнести к успехам 2013 г. Справедливые претензии предъявляют и общество, и государство. Причин много: системный кризис в мировой медицине, отсутствие проектного подхода, неумение применять экономические категории в сфере здоровья человека…

Как болевые точки информатизации здравоохранения обратить в точки роста ИТ в медицине? Какие возможности ИТ-индустрия может и должна предоставить здравоохранению – оперативно и на пользу больному и врачу? Эти вопросы стали центральными на круглом столе «ИТ-помощь медицине», организованном журналом «ИКС» в партнерстве с ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России.

Георгий ЛЕБЕДЕВГеоргий ЛЕБЕДЕВ, модератор круглого стола, замдиректора по ИТ, ЦНИИОИЗ: В ближайший год нас ожидают новые подходы и новые импульсы развития Единой государственной информационной системы здравоохранения. Как известно, совместным письмом Минздрава и Минкомсвязи предложены три основных исполнителя в сфере информатизации здравоохранения – «Ростех» (ПО), «Ростелеком» (инфраструктура) и НИИ «Восход» (дата-центр). Кроме того, государством взят курс на формирование электронного здравоохранения, объединяющего в себе и ЕГИСЗ, и телемедицинскую систему.

При построении электронного здравоохранения, мы считаем, нужно решить восемь основных задач. Во-первых, доработать законодательные основы, которые позволяют легализовать безбумажный электронный документооборот при оказании телемедицинских услуг. Во-вторых, разработать пакет нормативных документов, в том числе перечень национальных стандартов. В-третьих, определить источники финансирования электронного здравоохранения, включая средства обязательного медицинского страхования федерального и регионального бюджетов. В-четвертых, использовать государственно-частное партнерство. Далее требуется повысить эффективность организационной структуры управления отраслью путем назначения организации – координатора информатизации здравоохранения в виде совета директоров МИАЦ и ИТ-директоров медицинских центров, а также совета конструкторов, в который войдут руководители компаний – разработчиков информационных систем.

Полагаем, что следующим шагом будет переход к межрегиональным кластерам электронного здравоохранения (под кластером понимаем совокупность организаций, занимающихся внедрением однотипного ПО в субъектах РФ). Такая система будет, на наш взгляд, достаточно устойчиво и продуктивно функционировать.

Еще одна задача – формирование эффективной системы подготовки кадров, в том числе врачей для работы с ИС. Важный процесс – разработка и модернизация порядка и стандартов оказания медицинской помощи с учетом возможностей электронного здравоохранения, включая телемедицинские услуги.

Конечные результаты такого рода преобразований – переход к безбумажному электронному учету и формирование электронной ресурсной базы здравоохранения; создание глобального хранилища медданных, интегрированного с отечественными и зарубежными ИС. Наша задача – используя ресурсы е-здравоохранения, возможности телемедицины, донести высококвалифицированную медицинскую помощь до каждого гражданина.


«ИКС»: Как вы бы охарактеризовали нынешний этап информатизации здравоохранения  в целом и в преломлении к разным направлениям развития отрасли?

Антон ПАРКАНСКИЙАнтон ПАРКАНСКИЙ, гендиректор, Kraftway: Типичная проблема – недооценка фактора соблюдения ФЗ-152 «О персональных данных». Параметры и инструменты, использовавшиеся при внедрении облачных технологий, которые пропагандировались в методических рекомендациях Минздрава, в некоторых пунктах входили в противоречие друг с другом. В результате стоимость систем по сравнению с проектной увеличивалась в два раза, а это бюджетные средства. Расходы на инфобезопасность порой сравнимы с затратами на саму систему.


Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ, управляющий партнер, «Емельянников, Попова и партнеры»: Медицина по количеству краж конфиденциальной информации находится на первом месте в мире и обгоняет по этому показателю кредитно-финансовые учреждения. Выполняя проекты в здравоохранении, я должен со всей ответственностью сказать, что в полном объеме реализовать ФЗ-152 в медучреждении невозможно.





Михаил НАТЕНЗОНМихаил НАТЕНЗОН, председатель совета директоров, НПО «Национальное телемедицинское агентство»: Как в защите персональных данных, так и в других вопросах информатизации необходимо обеспечить комплексный проектный подход. То, что мы сегодня обсуждаем, можно назвать проект «Пазл». Только когда все части проектируемой системы будут совместимы и соберутся в единую картину, система реально заработает. Анализируя ситуацию, мы посыпаем голову пеплом и твердим о кризисе в российском здравоохранении. Во всем мире кризис в здравоохранении! Это системный кризис. Ибо системы здравоохранения (в тех странах, где они есть) создавались 200–300 лет назад в совершенно других экономических, технологических, социальных, политических условиях. Невозможно модернизировать то, что просто рухнет под очередным слоем краски. И, слава богу, это стало понятно на самом высоком уровне. Россия может создать новую модель здравоохранения, основанную на современных технологиях оказания медицинской помощи и управления. Юрий ЛАГУТИН


Юрий ЛАГУТИН, советник министра здравоохранения Астраханской области: Последние два года отличались тем, что регионы наконец получили деньги на информатизацию. У нас в Астрахани – по 70 руб. на человека в год. Много это или мало, судить не берусь. Регионы по-разному распорядились этими средствами, у них разные позиции. Но в 2014 г. ситуация будет в 70 раз хуже – по 1 руб. на человека на информатизацию. Надо думать, откуда взять деньги. На сегодня государственно-частное партнерство в здравоохранении работает только в части строительства и эксплуатации зданий, чаще всего для целей коммерческой медицины.
 

Олег СИМАКОВ
Олег СИМАКОВ
, директор по ИТ, МИАЦ РАМН:
 Наша дискуссия отражает состояние информатизации здравоохранения: каждый говорит о своем наболевшем. И безопасность, и системность, и финансирование – все это правильно. Но мы не начали с главного – с интересантов.

Плательщик хочет получить максимальный результат от вложенных денег. Если деньги вкладывает государство, оно хочет получить максимальный результат в сфере бюрократических процедур, в создании системы отчетности, при этом честно полагая, что если будет хорошая система информирования вертикали власти, то будет правильное управление ресурсами. Но у каждого участника этого процесса интерес свой. Врач заинтересован в повышении собственной стоимости как специалиста – вот вам CRM конкретного врача, у многих эта система есть. Региональный чиновник заинтересован в том, чтобы лучше отчитаться перед руководством, поэтому ему важно, чтобы никакого облачного решения не было, а были таблички, в которых он будет отчеты делать правильными. ИТ-интеграторы хотят оказать свои услуги, но, естественно, не в ущерб себе. В частной клинике в медицинской ERP заинтересован владелец; в госклиниках – система, чиновники, но не наемный менеджер: значит, ему нужны KPI, ключевые показатели эффективности (англ. Key Performance Indicators. – Прим. ред.). Рядовой врач должен иметь KPI, и тогда он будет внедрять и осваивать как учетные системы, так и медицинские.

Что бы сегодня больше всего хотелось от Минздрава? В действительности открыть ворота электронному документообороту. К сожалению, финансирование пока не будет нарастать. Единственный резерв для медицинских организаций,  как это ни страшно произносить, – соплатежи населения в разных формах.


«ИКС»: Каковы потребности лечебных учреждений в автоматизации деятельности и  в ИТ-оснащении?
Владимир ЛИЩУК


Владимир ЛИЩУК, завлабораторией математического моделирования и мониторинга, НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН: Важно, чтобы появилось главное направление – использование информатизации для терапии и лечения.



Григорий ШЕВЧЕНКОГригорий ШЕВЧЕНКО, коммерческий директор, «Открытые Технологии»: В современных медучреждениях, особенно в блоках интенсивной терапии, в операционных, масса сложного оборудования. Количество информационных экранов зашкаливает. Врач во время операции не в состоянии мониторить и анализировать все данные, максимум – основные показатели жизнедеятельности. Отсюда – ошибки при лечении. Здесь врачам и могут помочь ИТ, в частности интеллектуальные управляющие системы, которые способны поддержать и обосновать решение врача. Наиболее эффективно такие системы могут работать в виде интегрированного АРМ врача, которое может являться основой ИС клиники.Борис ЗИНГЕРМАН



Борис ЗИНГЕРМАН, завотделом компьютеризации, Гематологический научный центр: Безусловно, в сфере информатизации есть удачные проекты, довольно много. Но они – как пики Гималаев. А в основном – равнина, покрытая туманом, в нее вкладывают компьютерную технику, сети, средства защиты информации, методрекомендации. А вот что с этим происходит – вопрос сложный.

Успех не зависит от формы собственности медучреждения. На мой взгляд, удачных проектов больше в федеральных центрах. Но никто не охватывает информационными системами 100% деятельности организации – у большинства в районе 50–80%.

Неуспешных проектов, к сожалению, достаточно много. Например, в сфере интеллектуальных систем поддержки принятия врачебных решений я вижу странную картину. Если 30 лет назад они были востребованы, успешны, многие занимались их разработкой, то за последние 20 лет эти системы умерли.


Александр САМСОНОВАлександр САМСОНОВ, отдел ИТ, Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины: Например, в нашем центре дефицита компьютеров нет, практически везде есть интернет. Электронная запись на прием работает. А вот до электронной карты больного, с моей точки зрения, нам как до Луны. Виртуальная консультация врача – этап далекого будущего. Облачных решений я не вижу. Они есть, но в интересах старших товарищей, а мы находимся в ведении Департамента здравоохранения Москвы.


Михаил ЭЛЬЯНОВМихаил ЭЛЬЯНОВ, президент, Ассоциация развития медицинских ИТ: Сегодня сложилась уникальная ситуация. С одной стороны, мы имеем то, о чем мечтали всю жизнь, – административный ресурс в лице премьера и президента. Сейчас чиновник уже не скажет: да шли бы вы, информатизаторы... Появились деньги, о которых раньше мы могли только мечтать. Парк компьютеров медицинских организаций значительно вырос.

Те, кто работают в государственном здравоохранении, прекрасно понимают, что это жесткая иерархическая, фактически военизированная система. А главврач не хочет заниматься информатизацией, выходящей за границы некоторого установленного сверху минимума, потому что перед ним такая задача не поставлена. Перед ним поставлена задача посчитать услуги, разобраться со страховыми компаниями. Реального повышения качества от него никто не требует.

До тех пор, пока здоровье человека не станет у нас экономической категорией, когда можно будет соотнести расходы на внедрение информационных систем с экономическим эффектом от, например, более раннего выявления того или иного заболевания и продления периода трудоспособности, мы будем обсуждать одни и те же проблемы до бесконечности.

Экспертному совету Минздрава скоро исполнится год – обычная говорильня и профанация активности. Эксперты твердят: надо делать одно, а деньги направляются на совершенно другое. Минздрав рулит ситуацией с помощью двух рычагов: нормативной базы (приказы, методические рекомендации и т.д.) и денег (конкурсы, аукционы). Государство ставит перед Минздравом определенные задачи (снизить заболеваемость, увеличить продолжительность жизни и т.п.) на выделенные средства и с максимальной отдачей. И департамент ИТ должен принимать участие в решении этих задач в своей зоне ответственности, для чего в помощь ему и создан Экспертный совет. А не играть роль «доброго дяди», который раздает сотни миллионов государственных денег, руководствуясь своими, никому не ведомыми соображениями и ни за что при этом реально не отвечая.

Конечно, здесь есть доля «вины» и самих айтишников. Подведите базу экономической эффективности под ваши системы: потратите столько-то денег  – получите то-то и то-то. Мы от ИТ-компаний таких цифр получить, как правило, не можем. Но и им трудно – нет методик. Вы можете себе представить производство, которое выпускает продукт и не задумывается, сколько и почем его купят, какие будут затраты и доходы?! В медицине ситуация в этом смысле уникальна.Динара ГАЗИЗОВА


Динара ГАЗИЗОВА, главный научный сотрудник, НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН: В свое время информационные технологии немало способствовали развитию доказательной медицины. Сегодня все больше говорят о персонализированной медицине. Опять встал вопрос: лечить болезнь или больного? каким образом его лечить? Здесь снова могут помочь ИТ, точнее, интеллектуальные ИТ. У нас очень тяжелые больные – функции дыхания и кровообращения за них выполняет аппарат. Миллионы данных поступают за сутки о состоянии таких пациентов, их нужно обработать, адаптировать. Для этого используются математические модели, методы индивидуализации, имитации, идентификации... Такие технологии можно назвать точками роста информатизации здравоохранения. Схожие разработки ведутся в США, в Израиле. Я думаю, если определить эту зону роста в качестве приоритетной, поставить на нее и развивать, мы можем оказаться впереди планеты всей.Андрей СТОЛБОВ


Андрей СТОЛБОВ, зам. начальника управления информатизации, РАМН: Как в свое время отметил Питер Друкер, ни одна область практической человеческой деятельности по своей онтологической сложности и сложности управления не может сравниться со здравоохранением. Во всем мире медицинские информационные системы строятся и развиваются как федеративные системы, образованные из множества независимо созданных систем, интероперабельность которых обеспечивается на основе единых стандартов и системы классификации и кодирования информации. Мы же, к сожалению, начали строить единую вертикально интегрированную информационную систему здравоохранения без необходимой предварительной проработки организационных и методических вопросов обеспечения информационной совместимости, не имея единых стандартов и правил формализации и кодирования информации. В результате сегодня даже на уровне таких федеральных компонентов, как АХД, электронная регистратура и ИЭМК, нет полной информационной совместимости.


«ИКС»: Телемедицина снова на повестке дня в здравоохранении. Можно ли на этот раз ждать прорыва, и каковы необходимые и достаточные условия?

М. НАТЕНЗОН: Как вы знаете, принято решение о создании государственной целевой программы «Национальная телемедицинская система РФ». Главная задача комплексной телемедицинской системы – решение двух принципиальных задач здравоохранения: обеспечение доступности медуслуг и единого высокого стандарта качества медобслуживания. Подчеркну: в ы с о к о г о стандарта, мы не можем Москву опустить до Нижнеурюпинска, мы должны регионы поднять до уровня Бакулевского центра.

Чтобы обеспечить единый стандарт качества, надо создать сеть телемедицинских диагностических центров. Приведу лишь несколько обоснований. Половина первичных диагнозов неверна, что приводит к катастрофическим экономическим и социальным последствиям – люди страдают, миллиарды рублей вылетают в трубу. Чтобы поставить верный диагноз, надо пригласить на консилиум уважаемого профессора. Известно, что количество таких консилиумов составляет 5–8% от численности населения, т.е. в России 10–12 млн консилиумов в год. Это колоссальный бизнес-процесс, уважаемые айтишники и экономисты. Телемедицина – идеальный инструмент для его эффективного осуществления.

Телемедицина обеспечивает и общедоступность медобслуживания в России, где 50 млн человек живет на селе и в удаленных районах. Семейство мобильных телемедицинских лабораторно-диагностических комплексов – безальтернативный инструмент для оказания медпомощи и массовой диспансеризации этого населения. Они способны также решить проблему нехватки врачей за счет использования среднего медицинского персонала и передачи результатов обследований в стационары, квалифицированным врачам для постановки диагноза.

Многое для законодательного и нормативного правового обеспечения внедрения телемедицинских систем, в том числе документы правительства по телемедицине, модельный закон стран СНГ о телемедицинских услугах, есть, готово. Надо просто внедрять!

Болевые точки телемедицины: отсутствие госпрограммы, отсутствие комплексного проектного подхода, на котором в сотый раз продолжаю настаивать. Кроме того, телемедицинские консультации как вид медпомощи необходимо включить в программу госгарантий бесплатного оказания медпомощи гражданам.

Да, сначала затраты. Но потом благодаря постановке правильного диагноза, диспансеризации, ранней диагностике – многократное снижение расходов. Это инвестиционно привлекательный проект для государственно-частного партнерства, для ИТ-компаний.Владимир ДУБИНКИН


Владимир ДУБИНКИН, начальник отдела сетевых решений, IBS: В ходе реализации проекта телемедицинской системы, созданной нами в 2013 г. для Минздрава Тульской области, мы столкнулись с двумя основными ограничивающими факторами. Первый: отсутствие правоустанавливающих документов, регламентов для проведения телемедицинских консультаций – существующие документы Минздрава всю ответственность оставляют на лечащем враче. Второй: для максимально успешной интеграции телемедицинских консультаций в лечебный процесс необходимо, чтобы система планирования и обмена медданными была реализована в составе единой МИС области, но этот функционал пока не добавлен в систему. Вячеслав КАДНИКОВ


Вячеслав КАДНИКОВ, региональный директор, ЕМС IIG в России и СНГ: Телемедицина находится в начале пути. Чем дальше, тем больше информации будет накапливаться в структуре, тем острее будет вопрос ее хранения и использования. Телемедицина – это большие данные, видеозаписи, изображения большого объема и веса. Не вдаваясь в подробности, любая ИС так или иначе продуцирует данные. Значит, мы должны быть готовы, что будут востребованы ИТ-инструменты, поддерживающие форматы «больших данных».


«ИКС»: Каковы специфика, потребности и уровень информатизации коммерческих клиник?

Федор КИДАЛОВФедор КИДАЛОВ, директор службы ИТ, клиника «Медицина»: Мне иногда кажется, что мы жители другой планеты. В отношении медицины давно ощущаю себя не специалистом вспомогательного сервиса, а участником всего бизнес-процесса и, скорее, человеком в белом халате, а уже потом ИТ-специалистом.

Для нас, частных клиник, лучший регулятор информатизации – рубль. Им и голосует пациент, который приходит в клинику. У нас нет ни рубля дотационных государственных денег. Это наш бич и наше спасение.

В 2013 г. 3,4% доходной части мы потратили на ИТ. На следующий год клиника планирует потратить 4,3% – я рассчитываю выжать максимум из этих капиталов. Прайсы ИТ-коллег высоки, но мы всегда приходим к компромиссу.

Автоматизировать каждый участок в медучреждении, поверьте, можно. В «Медицине» без рекомендации врача вы даже кофе не выпьете – каждый кофейный аппарат оборудован считывателем и связан с медицинской ИС. У нас более 50 ИС, которые так или иначе взаимодействуют. Сложности начинаются, когда пытаешься этот пазл собрать. Запрос к интеграторам, ко всем нашим поставщикам – обеспечить гибкость решений. Медицинские учреждения, особенно коммерческие, этого требуют. Они оперативно реагируют на рынок, это их конкурентное преимущество. Мы можем простроить медпроцесс за месяц, а интегратор и поставщик говорят, что на доработку ПО нужен год, – это неприемлемо. Коллеги, постарайтесь меня услышать: очень долго – так не годится. Это ставит крест на всех ИТ-успехах.

Мы начали в 2013 г. брать к себе на работу студентов-айтишников, пока только из двух вузов, так стараемся сформировать кадровый резерв. Один сотрудник ИТ-службы сказал, что работа в клинике – не работа, а служение, рядом с врачами. Понимание специфики бизнеса, знание процесса – только это дает возможность айтишнику включиться в сотрудничество. Можно поставить совершенный PACS c 3D-реконструкцией и прочими возможностями, но не научили, не показали, как применять, – и все без толку!Игорь СКОБЕЛЕВ


Игорь СКОБЕЛЕВ, ИТ-директор, группа компаний «Медси»: Оперативность и гибкость в ИТ нас очень интересуют. Скорость реагирования интеграторов на те задачи, которые мы решаем в интересах пациентов, крайне низкая. В ритейле, где я раньше работал, с такой скоростью реакции я бы «уронил» бизнес. Если ИТ-компании хотят работать с частными клиниками, им придется ускоряться. ИТ-рынок отстает от темпов развития коммерческой медицины.

В целом мы будем делать упор на развитие собственных компетенций, платформенных решений, на обучение нашего персонала. Сеть клиник «Медси» росла путем поглощения активов, у меня сейчас 13 инсталляций МИС, которые необходимо интегрировать. Наша глобальная задача – трансформировать бизнес и привести его к единому знаменателю.


«ИКС»: Что показали проекты последних лет? Как медицине и ИТ находить общий язык? Что нужно сделать для повышения эффективности ИТ-проектов?


Петр ЛИДОВПетр ЛИДОВ, председатель правления, НПИ экстремальной медицины и биологии: Главный фактор, который препятствует информатизации здравоохранения в России, – это тендерная система, в которой технические задания пишутся участником тендера под «себя любимого». Победа денег над разумом становится прогнозируемой. В результате на медицинскую площадку входят политические ИТ-компании, не имеющие ни программных медицинских продуктов, ни опыта в информатизации здравоохранения. И как итог – коллапс информатизации.

Так как тендерную систему ликвидировать не удастся, то промежуточный и, как мне кажется, наиболее эффективный шаг – создание медицинской профессиональной структуры, которая определяла бы политику информатизации, организовывала разработку техзаданий, нанимала ИТ-компании и несла ответственность за внедрение разработок. Наиболее логично такую структуру создать в учреждении Минздрава, ответственном за организацию здравоохранения, например в ЦНИИОИЗ.

И второе. Необходимо предусмотреть вариант развития событий в случае разорения компании – производителя МИС и продумать как страхование программных продуктов, внедренных в сеть лечебных учреждений региона, так и их жизнеспособность.

Екатерина КУЗНЕЦОВА
Екатерина КУЗНЕЦОВА, замдиректора, Клинический центр ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова»:
 Опровергну бытующее мнение, что бюджетникам главное – освоить деньги, а про эффективность они думают во вторую очередь. Федеральные госучреждения также заинтересованы в качестве информатизации, в эффективности МИС. Наши сложности в информатизации – те же, что и в коммерческих клиниках. Быстрота, надежность – этим, к сожалению, не могут похвастаться поставщики ИТ-услуг.


Николай ШКОЛЬНИКОВНиколай ШКОЛЬНИКОВ, начальник отдела маркетинга и продаж систем связи, Panasonic: За прошедший год нашей компанией реализовано множество проектов для медицины и образования. В этих отраслях наконец-то появились деньги на развитие ИТ. Строить инфраструктуру предстоит практически с нуля. Однако в силу отсутствия единой концепции, постановки задачи каждый регион делает это по-своему. Хорошо, если проектом в регионе занимается грамотный специалист, и такие прецеденты были. В этом случае мы имеем положительный локальный опыт, который хотелось бы распространить на федеральный уровень. Есть надежда, что на базе таких проектов в итоге будет выстроена единая среднесрочная концепция развития ИТ в отрасли. А производители и поставщики решений готовы реализовать самые смелые пожелания медиков.

Сергей ХАЛЯПИН
Сергей ХАЛЯПИН
, руководитель системных инженеров, Citrix:
 Со стороны ИТ технологических проблем, которые мешают осуществлять проекты в сфере информатизации, мы в настоящее время не видим. Все, что хочет медицина, может быть решено. Цель ясна. Не оценен базис, на котором находится каждое конкретное медучреждение. И было бы неправильно приводить уровень информатизации очень разных организаций к одному знаменателю.


Виталий ТКАЧЕВВиталий ТКАЧЕВ, главный специалист по ИТ и инфобезопасности, Управление здравоохранения администрации г. Подольска: Напомню, что дело врача – лечить, а желание пациента – получить качественную услугу. Внедрив сегодня одну информационную систему, завтра заменив ее другой, послезавтра – третьей, вряд ли мы облегчим работу врача и поможем пациенту.

Основой для внедрения ИТ в практическое здравоохранение должна стать нормативная правовая база. С опорой на нее создается ИС медучреждений. Под готовый программный продукт строится инфраструктура и приобретается оборудование. К сожалению, зачастую строить дом мы начинаем с крыши, забывая о фундаменте и стенах. Например, у нас в 2011–2012 гг. по программе модернизации были приобретены компьютеры, создана сетевая инфраструктура. В 2013-м приняли решение о программном продукте. Уже сейчас очевидно, что в свете развития данного программного продукта имеющееся оборудование и сетевая инфраструктура не смогут обеспечить отказоустойчивую работу. Завтра это станет критичным.

Главный итог нашего обсуждения – понимание того, что внедрение ИТ должно отталкиваться от практического здравоохранения и решать его жизненно важные проблемы.

 
Адрес: 127254, Россия, Москва, Огородный проезд, д. 5, стр. 3.
По вопросам спонсорского и делегатского участия обращайтесь по
телефонам: (495) 229-4978, 785-1490
© ЗАО «ИКС-холдинг», 2013-2017
Сайт сделан в Novene